Социальные реформы в Нью-Йорке. Часть 3. Pre-K for All & Housing plan.

Представьте, что вы баллотируетесь в мэры Москвы и один из ключевых пунктов вашей программы – обеспечить всех детей дошкольного возраста местами в детских садах. Скорее всего, на вас сразу налетит Евгения Альбац с криками о левом популизме. И это полезно, потому что у вас действительно должно быть представление не только о том, почему это надо сделать, но и о том, почему это возможно и как это должно реализовываться.

В первом посте на эту тему говорилось о победе на выборах мэра Нью-Йорка в 2013 году кандидата с левой программой. В этом пишу подробно о двух из трёх ключевых пунктах его программы – места в учреждениях для дошкольников 4-х лет и введение доступного жилья.



Обеспечить всех четырёхлетних людей местами в бесплатных детских садах полного дня (Universal Free Pre-K).

По данным соцопросов в 2014 году не менее 70% американцев поддерживали идею всеобщего бесплатного дошкольного образования. Легко понять, почему: год в платном детском саду в Нью-Йорке обойдётся в $10 000-$15 000. Такие цены ощутимы даже для горожан со средним достатком. Для наименее обеспеченных семей это просто недоступно, при этом такие семьи с детьми до 5-ти лет тратят по статистике в среднем 36% от своего дохода на дошкольные учреждения неполного дня. Надеюсь, не нужно объяснять, как возможность отдать ребёнка в детский сад влияет на возможность работать для родителей и т.д. Для тех, кто не считает это всё аргументом, есть такое обоснование: экономист и нобелевский лауреат Джеймс Хекман показывает в своей статье, что на каждый бюджетный доллар, вложенный в Pre-K, приходится 7-10 сэкономленных в будущем денег за счёт того, что дети, прошедшие через дошкольное образование, реже попадают в тюрьму и лучше работают.

Предложение де Блазио в первом приближении заключается в том, чтобы создать около 50 тыс. бесплатных мест в группах полного дня за счёт повышения налогов на наиболее богатых горожан. Не буду здесь писать о разнице между Pre-K и kindergarten, это несущественно с точки зрения этого блога. По этой же причине не буду вдаваться в подробности содержания самой системы образования, меня интересует в первую очередь подготовка, проектирование и технология осуществления реформ. Почему нужно именно столько мест, что значит "на наиболее богатых", сколько это стоит и на сколько нужно повысить налоги, как это сделать и что из этого получилось?

Как подготовиться
Де Блазио с 2010 года работал в должности общественного адвоката Нью-Йорка, и поэтому имел хорошее представление о положении дел в образовании. Задолго до выборов у него было готово обоснование необходимости введения новых мест в детских садах – Public Advocate report. К моменту вхождения в должность мэра в январе 2014 года у его команды был наготове подробный план реформы, подготовкой которого вместе с мэрией занимались административно-бюджетное управление, департамент образования и городское управление по делам детей вместе с общественной рабочей группой (Universal Pre-Kindergarten Implementation Working Group).

Сколько это стоит
В основе проекта реформы лежит утверждение о том, что город готов ввести дополнительные 53000 мест. Потенциальных мощностей в виде помещений, специалистов и т.д. достаточно, не хватает только политической воли к устойчивому финансированию. Так вот сразу и непонятно, при чём тут воля, а ответ кроется в пункте о налогах.

В США есть примеры подобных программ, провалившихся из-за недофинансирования. В 2005 году во Флориде всеобщее бесплатное дошкольное образование было объявлено конституционным правом (соответствующая поправка была принята на референдуме в 2002 году), но качество оказалось совершенно провальным в результате ошибочной оценки стоимости реализации этого права. Мне кажется, этот опыт необходимо чётко зафиксировать: категорически недостаточно принять какое-то желаемое предписание, пусть даже под ним подпишется 100% граждан, вы можете рассчитывать на успех только имея на руках выверенный план реализации.

Во Флориде на одно место закладывалось $2 238 в год, в то время как план де Блазио предполагает $10 239. Чувствуете разницу? Из них $9 076 это общепринятая оценка, приведённая в The Institute for Women’s Policy Research и Early Childhood Policy Research, и $1 162 издержек Департамента образования (из них $501 – обслуживание кредитов, это же всё ещё лютый капитализм, не забывайте). С учётом скидки на массовость операций общая годовая стоимость получается $340 млн. С чем бы это сравнить? Правильно было бы с другими статьями бюджета, но, например, в Нью-Йорке есть квартиры стоимостью $50-100 млн. Это я клоню к тому, что это не очень-то дорого, а деньги есть где брать. Но, прежде чем перейти к собственно предложению по налогом, ещё одна важная часть плана.

Как будут тратиться деньги
Даже если у вас готово обоснование стоимость в цифрах, будьте готовы доказать, что ваша команда сможет потратить названную сумму с максимальной отдачей и минимальной бюрократией. В нашем случае опасность заключается в том, что можно открыть 53000 мест в сырых подвалах и нанять туда воспитателями местных пропойц за $10 в день.

В плане де Блазио подробно проговариваются следующие направления работы:

  • Помещения. Требуется 2000 новых кабинетов, Департамент образования насчитал в городе 4000 потенциально подходящих, по каждому нужно достигать договорённости (это около 300 муниципальных провайдеров). Прикиньте, например, сколько вам потребуется человек и с какими навыками, чтобы за несколько месяцев арендовать 2000 квартир в Москве. Учитывая тех, кто будет управлять и проверять тех, кто непосредственно работает с арендодателем, только вы при этом не Собянин и не можете просто выпускать декреты.

  • Сотрудники. Фактически требуется нанять около 2 000 воспитателей сверх тех 2 000, что и так ежегодно приходят в систему. Серьёзная кадровая задача, учитывая специфику работы с детьми и ограниченность квалифицированных кадров, выпускаемых системой образования. Но всё-таки этим занимается не конторка какая-нибудь, а высший уровень исполнительной власти в городе, поэтому, например, часть этой задачи предлагается решать через стимулирование обучающихся на соответствующих специальностях. Для отобранного персонала печатается специальный хэндбук (загляните по ссылке, это не брошюрка, а огромный мануал по работе в системе дошкольного образования).

  • Привлечение семей. Есть риск, что родители не придут, потому что просто не узнают о том, что изменилось, поэтому их нужно приглашать, знакомить с нововведениями. Для этого проводится агитация, очень похожая на предвыборную: объявления на детских площадках, билбордах, автобусах, обзвоны и поквартирные обходы и прочее. Сложность в том, что система среднего образования в NYS вертикально-интегрированная, выбор школы зависит от дошкольного учреждения. Дети не направляются, как в России, автоматически по прописке в местную школу или детсад. Родители должны выбирать из 12 программ, закладывая стратегический план обучения на 10 лет вперёд. Система настолько сложна, что есть даже специальные консультанты, берущие до $200 в час за помощь с навигацией в этих дебрях.

  • Таймлайн. В плане обязательно есть место графику выполнения этих задач и расхода средств. Также отмечается и то, что собранные с повышенных налогов деньги будут потрачены только на названные цели, для этого они будут помещаться в специальный закрытый фонд.


Эти господа уплатят за всё
Собирать $340 млн ежегодно предлагается за счёт повышения подоходного налога с 3,87% до 4,4% для тех, чей годовой доход превышает $500 000. Это $530 в год с каждых $100 000, заработанных сверх этой отметки. Много ли таких граждан в NY и каковы их доходы можно посмотреть в предыдущем посте. Мэр, разумеется, своим указом изменить налогообложение не может, но дело затруднено тем, что этого не может вообще никакая власть в самом Нью-Йорке. Ещё с 80-х город утратил суверенитет, все ключевые вопросы решаются на уровне штата, упоминал об этом в первом посте. В этом месте и проявляется та самая необходимость политической воли: мэр, заручившись поддержкой миллионов ньюйоркцев, должен будет снарядить поход за ярлыком в Орду в Олбани (столица NYS) с требованием провести эти налоговые маневры. Тут начинаются политические баталии с губернатором Эндрю Куомо, который, будучи демократом, склонен соглашаться с республиканцами в налоговых вопросах. Пропущу этот эпизод, чтобы перейти сразу к некоторым результатам.

Коротко об итогах
Программа заработала, но совсем не на тех основаниях, о которы говорил кандидат де Блазио. Губернатор NYS Куомо настоял на своём и не допустил повышения налогов на богатых, предложив взамен $1.5 млрд на 5 лет из бюджета штата и гарантировав из них только по $340 млн в первые два года. Мэру пришлось сильно корректировать свои планы, и всё же он смог сделать из Universal Pre-K свою главную победу. Уже в ноябре 2014-го мэрия отчиталась о введении 53230 мест, то есть план выполнен менее чем за год. Ключевой с точки зрения этого блога вопрос – как это отразилось на уровне неравенства.

В марте 2015 года был опубликован доклад «Expanding Preschool in New York City – Lifting Poor Children or Middling Families?» by Bruce Fuller and Elise Castillo, Institute of Human Development, University of California, Berkley. Его авторы пытаются доказать, что наименее обеспеченные семьи получили мало от введения новых мест. А именно, к осени 2014-го новые места заняли дети, которые уже посещали платные детсады или собирались начать посещать их, то есть могли их себе позволить. По их подсчётам около 12000 детей 4-х лет из нижних квантилей не получили доступ к новым местам. Интересно, что этот доклад появился на пике выполнения реформы и в нём предлагаются конкретные промежуточные шаги для исправления указанного перекоса.



Видно, что наибольшая вовлечённость достигается в районах с высокой доходной медианой (особенно на Манхэттене). По программе де Блазио это должно было выглядеть так:



К концу 2015-го года ситуация начала выравниваться. С увеличением числа введённых мест до 68547 доля нижнего доходного квартиля достигла 26865 мест. Динамика постепенно переместилась на Бронкс, центральный Бруклин и окраины Квинс.



Больше всего критики в адрес Universal Pre-K for All звучит по поводу условий труда сотрудников системы. Но об этом стоит говорить отдельно с точки зрения соответствующих реформ (Paid Sick Leave и $15/hour). Значительным нематериальным достижением таких реформ дошкольного образования, которые с тем или иным успехом проходят в США с 1995 года, я бы назвал то наблюдение, что всеобщие бесплатные детские сады для детей 4-х лет (Pre-K как раз) становятся в общественном мнении такой же нормой, как, например, школы или дошкольные учреждения для детей 5-ти лет (этот вывод зафиксирован в большом и подробном докладе от февраля 2016 о восприятии заинтересованными семьями системы дошкольного образования и произошедших в ней изменений). Таким прогрессивным общественным сдвигам всегда предшествует скептицизм самого разного толка, за десяток лет отношение общества к таким вещам может кардинально поменяться от "это невозможно и глупо" до "это норма вещей, чего тут думать". Ментальное всегда на поводу у материального, даже если вы уверены в рациональности своих умствований.

Доступное жильё (Housing plan). Коротко.

В предыдущем посте уже говорилось о том, что недвижимость в Нью-Йорке играет практически ту же роль, что нефть в Техасе. Побочным эффектом такого положения дел является тот факт, что для миллиона ньюйоркцев оплата жилья стала тяжёлой ношей, обостряющей неравенство. План жилищного строительства (Housing plan) де Блазио начинается с милых сердцу каждого левака слов: «The market alone is not always able to meet that need, and, accordingly, governments at all levels must work together to help». Запрос действительно не удовлетворён: около миллиона домохозяйств имеют доход ниже $42 000 в год, это меньше половины от медианного значения, в то время как не более 425000 квартир сдаются по приемлемой для них арендной плате (то есть аренда в этих квартирах составляет не более 50% от их дохода).

Здесь я оказываюсь на границе индустрии, в которой почти ничего не понимаю, поэтому буду стараться изложить подход, не залезая глубоко в премудрости градостроительной политики.

Сама программа доступного жилья не является нововведение для Нью-Йорка, этим занимался и Блумберг, но де Блазио не просто предлагает расширить её масштаб, но и переопределяет целевую аудиторию.

Что хотелось бы иметь
Стратегический целевой показатель – создать 200 тыс. единиц доступного жилья достаточно высокого качества за 10 лет. Доступность определяется вполне конкретно:

  • доход до $25 150 (менее 30% медианы) – арендная плата не дороже $629;

  • от $25 150 до $41 950 (30-50% медианы) – $630-$1 049;

  • от $41 950 до $67 120 (50-80% медианы) – $1 050-$1 678;

  • от $67 120 до $100 680 (80-120% медианы) – $1 679-$2 517;

  • от $100 681 до $138 435 (121-165% медианы) – $2 518-$3 461.


200 000 единиц распределяются между ними так:


Важно иметь такое распределение, потому что аналогичная программа при Блумберге считала доступность только от 80% медианы. Но по подсчётам Politico этого всё равно мало:
comparing rent burden.png

Как этого добиться
Главная задача, посредством решения которой и предлагается достичь указанного распределения, заключается в том, чтобы законодательно обязать застройщиков выделять определённую долю площадей под доступное жильё – Mandatory Inclusionary Housing Program (подробнее здесь https://www1.nyc.gov/site/planning/plans/mih/mandatory-inclusionary-housing.page). В этом методе главная идея всего плана: компании-застройщики, получившие под свои объекты особенно выигрышные земли (например, в зоне без ограничения высоты постройки, или на территориях, инфраструктуру которых город активно развивает), будут обязаны отблагодарить город не только налогами, но и продажей определённой доли жилья ниже рынка. В чисто рыночной логике строительных компаний это просто ещё один налог, государство приносит вам пачку денег (в виде земли и инфраструктуры), но взамен просит свой процент. Для мэрии же это способ преодолеть тот самый разрыв между необходимым и тем, что предоставляет рынок сам по себе, потому что фактически частными компаниями создаётся жильё с ценником ниже рыночного, тогда как при любом другом раскладе они бы этого никогда не сделали. Подметим этот социал-демократический манёвр, что-то тут должно быть не так.

При прошлой администрации действовала та же схема, но выхлоп оказался микроскопическим.

Это не единственная задача, в плане также предлагается: консервирование существующего доступного жилья для предотвращения его выхода из этой категории за счёт подорожания; ревизия городских сооружений, потенциально пригодных для превращения в доступное жильё; усиление программы «80/20»; пробные проекты по перемещению средств с приютов для бездомных на строительство постоянного максимально дешёвого жилья для них же.

Сколько это будет стоить и где взять деньги
Общая стоимость Housing plan оценена в $41.1 млрд. Из них $30.6 млрд на строительство новых квадратных метров и $10.5 млрд на сохранение и восстановление существующих. Бюджетное фондирование в этой сумме составляет только четверть, $11 млрд ($8.244 млрд из городского бюджета и $2.886 млрд от штата и федеральной казны). Остальное – частные инвестиции и займы. Самые крупные суммы в этой статье планируется привлечь через частные инвестиции ($11.245 млрд) и специальные бонды с льготным налогообложением ($11 млрд).

В плане есть 10 конкретных шагов на первый год, но чтобы их оценить, нам пришлось бы слишком углубиться в тему строительной политики в NY. Оно того не стоит, потому что реформа скорее провалилась, чем удалась. Поэтому к некоторым итогам.

Что получилось за 3 года
Мэрия ежегодно отчитывается о количестве и доступности построенного и есть ощущение, что за 10 лет действительно удастся достичь установочных показателей. В этом году они опубликовали большой красочный доклад по итогам трёх лет. На конец 2016 финансового года разбивка по доступности выглядит так:


Легко видеть, что на категорию Low приходится вдвое больше, чем на две предыдущие. Тут и кроется слабость принятого де Блазио подхода: наименее обеспеченные семьи не могут возлагать на него больших надежд. Хотя показатели по доступности для низших квантилей отдельно и отслеживаются мэрией. Похоже, это тот случай, когда оказалось, что проблема находится совсем на другом уровне, завязано на более глубокие противоречия. Приведённые цифры ещё ничего не доказывают, программа должна продлиться ещё 7 лет, но по некоторым крайностям можно понять, что это так.

Недвижимость в Нью-Йорке – слишком сочный пирог, чтобы можно было влезать в него вот так с ходу. Кандидат с прогрессивной повесткой не могу обойти эту тему, ведь перекосы здесь просто поразительные. Например, люксовые квартиры из One57 попадают под 95%-ую налоговую льготу по программе поддержки застройщиков 421А. Если де Блазио удастся добиться её пересмотра, это будет действительно значительным шагом, но Куомо против, а это серьёзное препятствие, как мы знаем.

Меньше всего от реформы жилищного строительства выигрывают бездомные. Насколько беспомощны в этой области городские власти можно судить по тому, что в Нью-Йорке имеет место практика заселения бездомных в гостиницы за счёт города. В это трудно поверить, но в некоторых районах для бездомных, не нашедших мест в специальных приютах, оплачиваются номера в гостиницах из городского бюджета. Причём иногда это откровенно дорогие отели на Манхэттене – один из последних примеров по ссылке. Глядя на перепалку между де Блазио и Куомо о том, стоит ли выгонять бездомных из таких общественных пространств как транспорт, понимаешь, что договориться о детях легче, чем о бедноте.

В одном из следующих постов попытаюсь разобраться с трудовой реформой, гарантировавший оплачиваемый больничный, победой кампании за поднятие минимальной почасовой оплаты до $15 в NYS и тем, как консерваторы пытаются доказать, что реформы де Блазио лишь углубляют уровень неравенства в городе.

Социальные реформы в Нью-Йорке. Часть 2. Предварительная статистика

12 случайных фрагментов социально-экономического портрета.

В прошлом посте я начал писать о социальных реформах в Большом яблоке, которые проводит избранный в 2013 году мэр Билл де Блазио. Этот мелкий эпизод из жизни столь далёкого от нас города интересен в двух отношениях. Во-первых, он предоставляет пример того, как в принципе могут быть спроектированы реформы, направленные на борьбу с неравенством, и мы имеем возможность детально разобраться с тем, как они разрабатываются и реализуются.

Во-вторых, Нью-Йорк это, конечно, отнюдь не среднестатистический городишко, опыт которого можно mutatis mutandis перенести к нам в Воронеж. Это не означает, что опыт NY заведомо нерелевантен, но, наоборот, даёт возможность различить какие-то особо выпуклые сущности. В конце концов, где ещё смотреть на работу капитализма, как не в Нью-Йорке (и Мумбаи, но до него ещё доберёмся).

stats1.png
фото Ильи Матвеева

Осторожно, будут графики, квантили и проценты. Если скучно, можете сразу перейти к препарированию верхнего доходного 1%, это пункт 6. У городской экономики есть две особенности, которые я попробую здесь отразить: стабильно высокая доля бедных при устойчивом экономическом росте; и сильное влияние высоких цен недвижимости на дороговизну жизни для всех горожан.

1.Динамика изменения доли доходов, приходящихся на высший перцентиль, чётко встроена в общеамериканский тренд, но в абсолютном выражении превосходит его почти вдвое.



Читатели больших книжек вроде Пикетти знают, что такой разрыв появился в 80-х, привет рейганомике. Учитываю, что два нижних графика получены усреднением по всем штатам и по NYS соответственно с включением ньюйоркских показателей, можно понять, что у пациента серьёзный разрыв в температуре с остальной больницей.

2.Ничего удивительного, ведь в городе регистрируются топовые компании, самые дорогие lawyer’ы и шишки финансового рынка. Но это не означает, что в городе больше никто не работает. Наоборот, с 2009 по 2015 рост числа рабочих мест здесь был 2,6%, а по всем штатам только 1,6%. Вот один аргумент в пользу того, что экономика здесь ещё не сложилась как высококвалифицированный придаток к Уолл-стрит: только 48% дохода приходится на ньюйоркцев в возрасте от 25 лет с высшим образованием, в то время как на тех, кто не имеет высшего образования вообще, приходится 33%. Первый показатель 15 лет назад составлял 35%, второй – 45%.

3.На этом фоне интересно заметить, что медианный семейный доход в NY ниже, чем по стране. Обратите внимание на величины, сравните со своим годовым доходом. Медианный показатель по России не буду приводить, а то РКН нас закроет.



Наибольший рост зарплат, понятное дело, у верхних децилей. Только медианный выделяется, это о том самом среднем классе – американской гордости.



4.Около 60 000 человек проживают в приютах для бездомных. Это в два раза больше, чем было накануне закрытия программы помощи малоимущим с арендой квартир.

5.Доля семей с низким доходом, тратящих не менее половины семейного дохода на оплату аренды жилья (такая категория называет severely rent burdened), увеличилась с 40.2% в 2000 г. до 48.6% в 2014 г. То есть цены на жильё растут быстрее, чем доходы для огромного количества ньюйоркцев (2014 Housing and Vacancy Survey). Под низким доходом здесь понимается доход ниже 80% от медианного (в 2014-м, например, это было бы примерно ниже 240 тыс руб в месяц, чтобы вы правильно всё понимали). О подходах к измерению уровня бедности и тому, что считать низким доходом нужно писать отдельно.

6.Говоря о доходах в NY невозможно не упомянуть санацию Уолл-стрит и восстановление экономики после кризиса 2008 года. А устроено оно было примерно так: в 2009-2013 г.г. половина роста доходов пришлась на верхний 1%, на верхние 10% – 77% роста доходов, то есть 3/4.

А сколько человек в этом пресловутом 1% и какие доходы они имеют в Нью-Йорке? Вот вам разбивка по данным налоговых деклараций 2013-го года (учитывайте, что это та область, где от налогов уходят охотнее всего):

  • 1% начинается с дохода в $636 865;

  • таких 36 851 человек;

  • из них 15 087 человек задекларировали доход от $636 865 до $1 млн;

  • 18 597 человек – от $1 млн до $5 млн;

  • 1 852 человека – от $5 млн до $10 млн;

  • 1 315 человек – свыше $10 млн.



Какая доля городских доходов приходится на этот 1%?

  • 19% от общих зарплат (средняя годовая зарплата в NY $1 млн);

  • 70% от всевозможных дивидендов;

  • 71% от предпринимательского дохода;

  • 87% от доходности капитала.



7.В 2016 году по подсчётам Форбс Нью-Йорк занял первое место по числу миллиардеров – их там зарегистрировано 79 человек, плюс 22 000 миллионеров. Кстати, в 2013 году на первом месте была Москва с 84 миллиардерами.
С учётом всего сказанного такой дисбаланс не выглядит удивительно



8.А как прощупать количественно, насколько это вообще пагубная диспропорция? Например, можно посчитать, сколько составлял бы медианный семейный доход в 2014-м, если бы он рос так же, как городской валовый продукт на душу населения за период 1990-2014:



То есть медианный доход мог быть выше на 2/3 просто при реализации shared prosperity. На это у консервативных экономистов есть жёсткий ответ: при shared prosperity не было бы такого роста валового продукта. Это точка клинча между либералами и консерваторами в США, с которой надо бы подробно разбираться.

9.Ну и до кучи коэффициент Джини, чтобы не было сомнений – Нью-Йорк самый поляризованный город в США.



10.При разработке тактик борьбы с неравенством невозможно игнорировать и расово-этнический разрез. По первым же показателям – среднему и медианному доходу – это становится ясно.



11.В одном замечательном подробнейшем докладе, который сделан в Center for Women’s Welfare, School of Social Work, University of Washington (как бы нам в России наладить производство и распространение таких документов?) даются такие цифры:


  • 42% домохозяйств в NY испытывают трудности с удовлетворением базовых материальных потребностей в еде, одежде, жилье, транспорте, уходе за детьми, медицине и оплате налогов. Это что-то вроде нашей стандартной категории в опросниках «На еду денег хватает, но покупка одежды уже затруднительна...»;

  • среди домохозяйств, в которых есть работающие латиноамеринканцы, таких 61%;

  • 47% для домохозяйств чернокожих работников;

  • 49% для домохозяйств работников азиатского происхождения;

  • только 24% для белых нелатиноамериканских домохозяйств.



12.И вот вам вишенка на этот пирог



Совокупный налог (тут могу нарваться на фиксированный термин, но имею в виду платёж/доход) в Нью-Йорке регрессивный за счёт регрессивного налогообложения недвижимости и продаж. Чем дороже вам обходится жизнь (квартира+потребительские товары), тем меньше ставка налогов для вас. Можно практически прямо указать на причины такого положения дел в указах предыдущих двух мэров – Джулиани и Блумберга, но я бы не хотел здесь устраивать махания руками по поводу их связей с застройщиками, Хадсон-Ярдс, губернатором и т.д.

В абсолютном выражении богатые платят всё равно больше, кроме предпоследней квантили на этом графике



Бледно-синие столбцы показывают долю данной квантили в скорректированном суммарном валовом доходе (AGI), а насыщенно-синие – долю в общих налоговых сборах. Нижние четыре квинтиля платят больше, чем имеют в общем доходе в относительном выражении, а верхний – ровно наоборот. Просто заметим это.

В следующем посте наконец о том, как разрабатывались сами реформы и что из этого вышло.


Социальные реформы в Нью-Йорке. Часть 1

В ноябре 2013-го впервые за 23 года на выборах мэра Нью-Йорка победил кандидат от Демократической партии. Его программная речь «Повесть о двух городах» (аллюзия на исторический роман Диккенса) наделала тогда шуму: ключевым мотивом кампании была борьба с неравенством при прямом указании на тех, кто нагревает руки на текущем положении дел в городе Жёлтого дьявола. И это не просто эхо протестов Occupy, победил кандидат с действительно прогрессистской повесткой, а по меркам Нью-Йорка так просто ультралевый.

Кампания и последующее мэрство Билла де Блазио – это по сути интереснейший эксперимент на тему того, что можно сделать в борьбе с социальным неравенством на городском уровне. На этом примере есть возможность посмотреть, как вообще могут выглядеть социальные реформы и каких фискальных перемен они требуют. Дело сильно усложняется фактором США, помноженным на фактор Нью-Йорка: нужно хорошо разобраться с уникальной констелляцией этих экономических систем, чтобы делать правильные выводы. Но оно того стоит.

В этом году заканчивается первый срок де Блазио, можно подвести некоторые итоги. Ясно, что в этой истории есть вместительное чисто политическое измерение с внутри- и межпартийными противостояниями и интригами, но я здесь сконцентрируюсь на конкретных мерах по преодолению неравенства.

В этом посте о том, за что проголосовали ньюйоркцы и почему действительно интересно понять, что из этого получилось. В следующих расскажу о механике отдельных направлений реформ и попробую подвести итоги.


Jesse Ward/For New York Daily News

Хочу ещё раз подчеркнуть, что речь пойдёт не о де Блазио как таковом, не о демократах и республиканцах, а об отдельно взятом кейсе борьбы с неравенством. Конечно, экономическое неравенство теснейшим образом переплетено с социально-политическими процессами, но это не значит, что придётся заниматься апологией или нападками на каких-то политиков, я живу на другом конце света и мне примерно всё равно, кто является мэром Нью-Йорка, тем легче отнестись к этому беспристрастно.

Роль личности

При этом стоит привести пару штрихов из биографии де Блазио, чтобы понять его мотивацию. Начнём с того, что его родители подверглись маккартистской травле в 50-х, от чего семья так и не оправилась: отец застрелился, когда Биллу было 18 лет. В 80-х он был среди тех, для кого избрание Рейгана стало настоящим шоком и вызовом. В 1988 году де Блазио поехал в Никарагуа с продовольственной миссией в поддержку сандинистов.


Билл де Блазио выступает на студенческом митинге в 1981 году. Todd Maisel/Polaris

Иногда левацкая молодость приводит людей в истеблишмент. Политическая карьера де Блазио развивалась вполне обыкновенным путём от должности к должности. Но левый бэкграунд даёт о себе знать: основной элемент его риторики – "Inequality" – отсылка к временам Франклина Рузвельта и Линдона Джонсона, которые заканчивались как раз на его студенческих глазах. Вот вам деталь: в своём кабинете он работает за столом, принадлежащим когда-то Ла Гардиа – известному мэру-республиканцу Нью-Йорка времён Рузвельта и важнейшему функционеру Нового курса.

Его жена, – она также из левого движения, – вела колонку в школьной газете о расизме своих одноклассников, а в 70-х открыто называла себя лесбиянкой.


По левую руку жена, сын и дочь. Chang W. Lee/The New York Times

Можно представить, как на эту команду реагируют американские консерваторы. Но самое интересное – его экономическая программа, от которой закровоточат веки даже у среднего республиканца, что уж говорить о Tea Party. И они, конечно, задали ему трёпку, но обо всём по порядку.

"Социалистический" эксперимент в отдельно взятом городе

Пройдёмся по основным мерам, которые предложил де Блазио для борьбы с неравенством и бедностью. Это 9/10 его программы.

Образование
В этом направлении есть два главных пункта:

1.Обеспечение всех нуждающихся местами в государственных детских садах (universal pre-Kindergarten program или pre-K program). Попросту говоря, задача построить достаточное количество государственных детских садов для всех.

2.Сократить поддержку чартерных школ в пользу государственных. Чартерные школы это такой гибрид: деньги бюджетные, управление частное.

Помимо этого есть, конечно, и другие предложения (например, увеличение бюджетного финансирования City University of New York на $150 млн в год), но эти два пункта можно считать основными и по амбициозности, и по вниманию самого де Блазио к ним. В специальном посте расскажу, как это предлагается реализовать и что получилось на деле. Спойлер: с первым пунктом всё хорошо, второй может стоить мэру карьеры.

Доступное жильё и градостроительная политика
Стоимость жилья в NY – самый больной вопрос для его жителей. Понятно, что цены квадратного метра зашкаливают из-за того, что в Нью-Йорке находятся сотни штаб-квартир топовых мировых компаний с их высокооплачиваемыми менеджерами высшего звена. При этом в городе всё ещё живут миллионы простых ньюйоркцев, которым нужно соизмерять счета со своими зарплатами. Как мы увидим, это действительно фундаментальная проблема для экономики города и политически чувствительная тема.

Ответом де Блазио является "housing plan", который, если коротко, предполагает строительство доступного жилья с параллельным изменением правил застройки в пользу строительства квадратных метров по цене ниже рыночной (т.н. inclusionary zoning). Оценочная стоимость такой жилищной программы – $41.1 млрд.

Трудовые права
На первый план здесь выходит кампания за повышение минимальной почасовой оплаты труда до $15, горячим сторонником которой является де Блазио. Это вопрос федеральной повестки в США, о котором я планирую много писать в этом блоге, потому что на него завязно почти всё самое значительное в борьбе с неравенством и бедностью в мире.

Надо отметить, что Майкл Блумберг оставил после себя неподписанными почти все коллективные трудовые соглашения в государственном секторе (это касается около 340 тыс работников public sector), что, с одной стороны, является козырем для нового мэра, с другой, ставит его перед угрозой массовых забастовок.

Есть в этой части программы и одно предложение чисто городского уровня – оплачиваемый больничный для работников предприятий с пятью и более сотрудниками (paid sick leave), к моменту выборов работодатель был обязан оплатить больничный, если у него от 15 сотрудников.

Прочее
Часть программы, посвящённая борьбе с неравенством, конечно, не ограничивается названными мерами, там десятки пунктов, но именно эти три поддаются анализу и оценке в рамках блога. У нас же здесь не think-tank, хотя жаль.

Налоги
Самый сложный и чувствительный вопрос – где взять деньги на реализацию всех этих прекрасных предложений. И упирается он прямо в отношения NYC с NYS, то есть властей штата со столицей в Олбани и городских властей самого Нью-Йорка. Дело в том, что во времена губернаторства Нельсона Рокфеллера город Нью-Йорк утратил возможность изменять налоговое законодательство (городские власти тогда лишились многого, вплоть до регулирования ПДД).

Предложение де Блазио сводилось, естественно, к повышению налогов на наиболее обеспеченных горожан. Но что это означает конкретно? Даже если бы город имел полную независимость, нельзя просто взять и назначить повышенную налоговую ставку каким-то отдельным людям. Предметно разберёмся с этим в одном из следующих постов. Полезно будет почитать тем, кто думает, что прогрессивная ставка вводится одним волшебным указом.

Что было дальше?

С этой программой де Блазио взял более 70% голосов избирателей (правда, при низкой явке), что давало ему колоссальный мандат доверия. Предполагаю, что некоторым его программа может показаться очень скромной, такая обычная «социалочка», но надо иметь в виду, что дело происходит в США, где подоходный налог, например, вообще стал законным только 120 лет назад, а легализация профсоюзов (то есть в первую очередь возможность коллективных договоров и забастовок) по-настоящему началась только в 30-х, когда прижало.

Прежде чем переходить к разбору того, что, как и с каким эффектом реализовывалось из названного, предлагаю подробнее рассмотреть положение дел в NY на 2010-2014 г.г.: как распределяются доходы и выгоды экономического роста, как сбалансировано налогообложение и т.д. Об этом в следующем посте.

UPD.Второй пост уже готов по ссылке.

О чём этот блог? О подходах к борьбе с неравенством и бедностью.

Похоже, что проблемы имущественного расслоения, бедности, неравного доступа к образованию, медицине, рабочим местам – это табу в России. По крайней мере я не знаю ни одной значительной организации, которая систематически занималась бы изучением этой темы, сбором эмпирического материала и разработкой решений и которая при этом успешно и публично продвигала бы её в общественной дискуссии.

Результат такого упущения налицо: тема неравенства в России апроприирована религиозными и благотворительными организациями. Сами попробуйте погуглить. Мне кажется, что оба направления приводят к ложным ответам и решениям. Тем временем в мире существует огромное и разнообразное множество практик борьбы с неравенством и бедностью от неолиберальных стратегических программ ВБ и МВФ и ультралевых экспериментов в национальных масштабах до местных инициатив отдельных сообществ. Как бы мы не относились к ним, все они в идеале должны были бы пополнять наш опыт и прояснять суть проблемы. В реальности же до нас долетают какие-то осколки в виде переводов бестселлеров Стиглица, Пикетти или Кругмана. Это всё замечательные книги, но читать их берутся ровно те, кто и так уже интересовался темой или находился где-то в её окрестности.

Справедливости ради надо сказать, что в академической среде всё-таки появляются исследования, издаются монографии, но проблема в том, что там, среди учёных, они и остаются. Вы знаете случаи, когда такие исследования становились фактором социальной политики (необязательно государственной) хотя бы на муниципальном уровне? Кстати, о государственной социальной политике. Она существует, но если вы не чиновник профильного ведомства, то вам о ней знать не положено. Надеюсь, никому из читателей не надо объяснять, насколько российское государство непрозрачно, закрыто во всём, что оно делает, и как это влияет на результат.

Уже в этих трёх абзацах кроется масса вопросов о природе неравенства и путях его преодоления. Вот об этом и буду писать здесь. Сразу скажу, что не собираюсь пересказывать известные книги про общемировые тренды развития капитализма и рыночной экономики, наоборот, постараюсь рассматривать конкретные локальные мероприятия на уровне отдельных районов, городов, или даже стран, так, чтобы можно было разобрать, что предложено, что сделано, какой эффект. Абстрактной писанины про тенденцию нормы прибыли к понижению в рунете достаточно, а на деле любители таких материй не могут даже объяснить, что не так с бюджетом на социалку в России, потому что там всё слишком прикладное и никакого тебе марксизма или даже австрийской школы.

За то время, что я интересуюсь этой темой, у меня накопилось какое-то количество интересных материалов, заметок, ссылок, и собирать их я не перестаю. С радостью делал бы это в рамках какой-то структуры (скажем, НКО), занимающейся исследованиями, продвижением и разработкой решений в области борьбы с неравенством, но таковых в России не существует (или я плохо искал?). Значит такую структуру нужно создать. Нет никаких сомнений, что в стране найдётся достаточное количество компетентных и активных людей, готовых этим заниматься, и что такая деятельность будет достаточно востребована, чтобы привлечь на это средства, а без средств все компетентные люди разойдутся работать по банкам и лабораториям, в чём их невозможно обвинить.

Из тех же соображений я занимаюсь проектом Зеркало. Для меня это попытка внести тему бедности и неравенства в общественную дискуссию через малые медиа. Проекту ровно два месяца, и пока он вполне оправдывает мои ожидания. Буду периодически писать здесь о его успехах, сейчас же скажу, что его удаётся вести только благодаря участию ещё нескольких человек, которые пока делают это также на голом энтузиазме.

Хочу предупредить, что не имею профильного образования, поэтому точно буду допускать ошибки в своих объяснениях, а собранные факты часто будут бессистемно понадёрганы из доступных мне источников. Так что ваши критические комментарии всегда уместны, но не стоит ожидать от меня глубоко выверенных бесспорных объяснений в каждом посте. Есть только два типа критики, которые я плохо воспринимаю. Во-первых, либертарианское "сами во всём виноваты лентяи и вырожденцы/менталитет такой/гнилой и глупый народец" и прочее в этом духе. Во-вторых, ультралевое "без взятия власти авангардной рабочей партией здесь и говорить не о чем". Если вы склонны к таким аргументам, то будьте готовы, к тому что я буду отбиваться от вас глупыми вопросами, потому что ни то, ни другое, мягко говоря, не очевидно. Ещё я никогда в жизни не вёл блог, буду учиться на ходу.

Завтра первый пост о текущих социальных реформах в Нью-Йорке – столице богачей.